Общество

Олег Синяков: «Джихад означает борьбу со своими духовными или социальными пороками»

Почему молодежь уходит в ряды деструктивных течений мы уточнили у отечественного религиоведа Олега Синякова.

— Олег Витальевич в чем состоит суть радикализации религиозных людей?

Религия в современном обществе играть важную роль, ее воздействие на общественное мнение достаточно велико. В тоже время, существует неграмотность в области понимания истории и теории религии, что позволяет экстремистским группировкам – с одной стороны – использовать религиозные идеи для привлечения новых членов в свои ряды, с другой – манипулировать религиозными чувствами этих людей, давая им неверную интерпретацию положений той либо иной религии. Когда религия используется как инструмент для экстремизма – это один из примеров формирования экстремистских и террористических групп.

Конечно, большинство этих «недовольных» не способны перейти в прямое противостояние с государством, ограничиваясь лишь робкой критикой и принятием данной ситуации такой, какая она есть. На сегодняшний день стало очевидным, что религия может использоваться не только как инструмент, но и как мишень для экстремизма. Всегда находится меньшинство, готовое бороться с системой, открыто выражать свою неприязнь и даже переходить грань Закона. Для таких людей государство становится врагом, и они видят истину в неком утопическим государстве, где царит всеобщее равенство и социальная справедливость.

Отныне он делит весь мир на «своих» и «чужих», тех, кто разделяет его взгляды или нет. При этом особенно страшно, если в категорию врагов попадают близкие ему люди – родители, дети, друзья и т.д. Эти люди моментально входят в разряд «неверных» или предателей, позволив себе хоть немного усомниться в правоте новоявленного экстремиста. Разорвав отношения со всем своим окружением и с обществом, человек выпадает из социальной системы, т.е. становится асоциальным. Он полностью перестает участвовать во всех общественных мероприятиях, создавая социальную напряженность.

— Почему отток молодежи в ряды террористических организаций не спадает, несмотря освещение в СМИ их кровавых преступлений против мирного населения?

Проблема экстремизма в Казахстане в последние годы приобретает все большую актуальность. Ученые, политики, общественные деятели, журналисты в ходе дискуссий предлагают различные пути и способы противодействия экстремизму.

Люди, которые слабо разбираются в вопросах религии не понимают, что ими просто манипулируют, обещают социальное равенство, высшую справедливость, а на деле лишь используют в качестве «расходного материала» или «пушечного мяса».

В ряды экстремистских и террористических организаций, вступают именно религиозные люди, которые прошли начальные этапы радикализации. Ситуация усугубляется тогда, когда он находит себе единомышленников. Это может быть, как организация собственной группировки, состоящей из людей, подвергшихся его идеологическому влиянию, так и напротив – он сам вступает в уже организованную экстремистскую группировку. На данном этапе человек окончательно радикализуется.

Посредством современных средств коммуникаций, и в первую очередь интернета он подвергается идеологической диверсии со стороны зарубежных экстремистско-террористических организаций, таких как «Хизб-ут-Тахрир ал-Ислами», «Таблиги Джамаат», «ИГИЛ», «Фронт ан-Нусра» и других. Систематическое «промывание мозгов», а также возможное финансовое стимулирование со стороны данных организаций приводит к тому, что местные маргиналы переходят «к практическим действиям»: свержению неугодного правительства, созданию собственного государства, правовые нормы которого будут заменены псевдорелигиозными нормами какого-либо экстремистского идеолога. На выходе мы получаем готовых террористов, «спящую ячейку», в любой момент способную совершить теракт по сигналу своих хозяев.

У слушателя может возникнуть вопрос: что же здесь религиозного? Ведь это типичная бандитская группировка. Да т она прав, в нее кровавых действиях нет религии, а есть только вывеска и использование для вовлечения в террористическую деятельность.

— Почему в обществе сложилось мнение, что террористами часто являются представители ислама, при этом в мире совершаются теракты и представителями христианского направления?

Шейх Абдул Хади Палази, генеральный секретарь Ассоциации мусульман Италии, в статье под характерным названием «Извращенный ислам» писал, что исламизм являет собой идеологию религиозного тоталитаризма, возникшую в конце XX столетия и оскверняющую принципы традиционного ислама… это фактически экстремистская идеология, сторонники коей считают ислам одновременно и религией и государством, а главарей боевиков также и религиозными вождями.

Священные тексты всех мировых и национальных религий, будь то ислам, христианство, буддизм или иудаизм, хоть и отличаются друг от друга, но не призывают к жестокости, убийствам невинных, беззащитных людей.

Несмотря на разъяснение ошибочности понимания многих исламских понятий и терминов в обществе по-прежнему шаблонные стереотипы.

Так нормы мусульманских священных писаний не предусматривают нетерпимости к иноверцам, не проповедуют силовое распространение этой религии. Тем не менее, они неверно толкуются либо намеренно искажаются представителями экстремистских и террористических организаций, которые таким образом «оправдывают» свои преступления и пытаются завуалировать истинные намерения и цели.

Свою деятельность террористы называют джихадом, который они интерпретируют как «священная война с неверными». На самом деле джихад означает борьбу со своими духовными или социальными пороками (например, с ложью, обманом, развращённостью общества и так далее). Но экстремисты искажают значение данного термина в угоду своим экспансионистским целям. Военный же джихад на самом деле носит название «газават», да и то «необходимость этого возникает в том случае, если в какой-либо стране мусульманам запрещают исповедовать свою религию в полном объёме, если мусульман притесняют и т. д. Также, если мусульмане, обратившиеся с исламским призывом к представителям других религий в странах их проживания, встретили препятствие со стороны властей этих государств. Другими словами, если мусульманам фактически запрещено доводить до людей слово Господа и вести проповедь ислама». Однако, почему-то экстремисты об этом «умалчивают».

Напротив, «священная война» объявляется представителям всех других религиозных конфессий, ведется их усиленное подавление, принуждение к своей системе религиозной веры. Представители радикального ислама также неверно трактуют понятие «шахид». Они употребляют этот термин в значении «террорист-смертник», т.е. «человек, который совершает террористический акт, жертвуя своей жизнью». А на самом деле, шахиды – это верующие «принявшие мученическую смерть на войне против врагов, сражаясь во имя Аллаха, защищая свою веру, родину, честь, семью».

Обращает на себя внимание то, что террористы-смертники, погибая, отнюдь не защищают свою родину, а наоборот вместе со своей жизнью забирают жизни ни в чем не повинных граждан, что является просто насильственной расправой с иноверцами.

Политизация религии и использование ее в качестве идеологического инструмента воздействия исламистов особенно проявляется во время кризисов при социально-экономической нестабильности. В ассиметричной войне, которую ведут исламские джамааты против военно-политических систем современных государств, факторы психологической мобилизации, готовности умереть во имя собственной цели играют ключевую роль. Особенно если учесть, с каким кумулятивным эффектом все эти факторы срабатывают в среде бурно возрождающихся общин верующих.

Выход в разрешении конфликтной ситуации, приводящей к столкновению религий и культурных традиций сложный, но в достаточной степени понятный – стремление к социально-экономической стабильности в странах, предоставление равных возможностей, существование неотвратимости наказания за совершенные преступные деяния. Причем ответственность за профилактику религиозного экстремизма лежит как на правительстве, так и на обществе в целом.

Для многих давно уже не секрет, что религия сама по себе не является агрессивной или неагрессивной, враждебность в данном случае является характеристикой некоторых последователей, которые используют догматы религии, играя на чувствах верующих, с умыслом достижения своих целей.

Спасибо за интервью.

Еще новости

Back to top button